Фотовыставка «Электростанции КЭС глазами блогеров»

 Фотовыставка блогеры на ТЭЦ КЭС-холдинг

 

В марте 2014 года компания «Эвент Консалтинг Сервис» приняла участие в организации фотовыставки «Электростанции КЭС глазами блогеров». Фотоработы блогеров, посетивших в ходе увлекательных экскурсий режимные объекты - электростанции КЭС-холдинга, стали основой выставки. Предоставленные фотоматериалы были аккуратно обработаны, распечатаны в больших форматах с использованием профессиональных фотоматериалов и бережно смонтированы в специальные выставочные рамки или стенды.


Экспозиция, отражающая суровую красоту мест генерации тепла и света, разместилась в московском офисе ЗАО «КЭС» на Новорижском шоссе.

 

Фотовыставка блогеры на ТЭЦ КЭС-холдинг

 

 

Цитаты из материалов блогеров, побывавших на ТЭC ЗАО «КЭС»

 

Анатолий Овчинников (о толпе ов): «Кто вообще пустил сюда весь этот народ? Ходят где попало, что-то смотрят, фотографируют. фотографирует а, который фотографирует другого а, фотографирующего какую-то вещь».


Анатолий Овчинников (о котле): Сооружение грандиозное. Такое ощущение, что оно состоит из одних лишь труб, которые, как паутина, сплелись между собой.


Андрей Федоров: Если сравнивать с ГЭС, то, пожалуй, на ТЭЦ одно из самых экстремальных производств, какое только можно себе представить.


Владимир Сверкалов (о турбинном цехе): Прямо декорации из американского фильма 70-х годов про полеты в космос.


Владимир Сверкалов: Поймать обычных рабочих нелегко: их мало и они бегают.


Владимир Сверкалов (о котле): Не знаю, что это, потому что в берушах ничего не слышно, но выглядит устрашающе, будто из "Звездных войн".


Вадим Нефедьев (об оборудовании): Выглядит как декорации к фильму или компьютерной игре. Все настолько огромное, темное и необычное.


Вадим Нефедьев: Эти башни называются градирни. То, что из них идет, это пар. У многих эти конструкции ассоциируются с загрязнением, но там просто вода.


PRUF: Если честно, впечатления от цехов противоречивые, я, конечно, не ожидал, что все будет стерильно и красиво покрашено, и не думал, что так шумно и иногда парно.


Дмитрий Овчинников: Ещё было удивительно, что многие вообще не представляли себе, где находится ТЭЦ-2 (крупнейшая в Удмуртии, между прочим) и как туда ехать. Ну и ну.


Дмитрий Овчинников: Но самый интересный вопрос задал кто-то, когда были на самой экскурсии: «А что, здесь ещё и электричество вырабатывают?»


Антон Касанов: Приятно, что важнейшие объекты городской инфраструктуры, от которых напрямую зависит жизнь кировчан, становятся доступны для человека постороннего, но любознательного.


Артем Тараненко: В случае аварии на ТЭЦ в морозную зиму без тепла останутся более тысячи домов, больницы, школы, детские сады. Резервов нет. Потому и берегут эту громадину, раскинувшуюся на площади в 150 га, как зеницу ока.


Михаил Буслаев: Интересно, что в первом коллективе ТЭЦ были даже выпускники Щукинского училища (т.е. проф. актёры) и работники Одесской филармонии (там как раз взорвали какую-то ТЭЦ). Эти товарищи организовали на предприятии неплохую самодеятельность.


Логинова Н.: (…) пошли тестировать аналоговый телефон, работающий без электричества и всего остального.


Александр Аникин: В окошечке можно увидеть, как горит газ в котле.


Антон Афанасьев: Мы пошли на "смотровую" площадку котельного цеха: на самом деле это подземелья Мордора, где производят орков. Тут можно снимать любой постапокалиптический фильм, такое чувство, что именно здесь снимали Терминатора. Жара стоит неимоверная, причем это зимой, что творится летом - трудно представить!


Антон Владимиров (про блок управления): Всё только на английском языке, правда, сотрудники признались, что так им даже удобнее, так как шведы при установке обучали их работать именно с английским интерфейсом. Даже мне, абсолютно неграмотному в этих вопросах, было всё предельно ясно.


neohron: Подойдём поближе, чтобы узнать, что в мешках. Ага, поваренная соль. Ее будут использовать в сложных химических процессах по деминерализации воды: грубо говоря, чтобы трубы служили долго, вода должна быть абсолютно чистой, без примесей, минералов и солей. И Калгон здесь не справится.


neohron: А вообще, было круто! Ещё раз убедился, что в энергетике у нас не просто профессионалы, а увлеченные люди, которые знают и любят свою работу.


Денис Жабкин: Всё вокруг жужжит, шумит, трясётся, выпускает пар. Высота сооружения не ниже девятиэтажки.
Хитрое сплетение труб, вентилей, агрегатов...


Николай Пихутин: Как поведали сотрудники пресс-службы, на ТЭЦ в некоторых помещениях не очень хорошо работает беспроводная связь, поэтому актуальны старые телефоны. Более того, в одном из корпусов ТЭЦ мы обнаружили настоящую телефонную будку советских времен, находящуюся, кстати, в рабочем состоянии.

 

Михаил Привалов: (…) зацените вытяжку. Даже если вы забудете на плите варящуюся свеклу, то с такой вытяжкой вам это не будет страшно! Вытянет все! Кастрюлю со свеклой в том числе. Возможно, и плиту.

 

Михаил Привалов: Но катастрофически не хватает света! Оно и понятно: постоянно освещать километры труб - смысла нет.

 

Михаил Привалов: Турбины не хило так вращаются. 3000 оборотов в минуту. Скажете, что движок в автомобиле быстрее вращается. Но учтите, что тут размер агрегата в сотни (а то и тысячи) раз больше.

 

tatarinov_vv: Если честно, я мечтаю, чтобы в будущем все компании проводили такую политику. Поверьте, там есть, на что смотреть, и фотографии не могут передать всей энергетики места.

 

Дядя Зорыч: А это турбинный цех, где энергия пара преобразуется в кинетическую, которая в свою очередь вращает валы турбины, вырабатывая электричество (и вроде, теплоэнергию). (…)Количество труб зашкаливает.


Дядя Зорыч: Забыл спросить, зачем так много датчиков. Явно, для дела.

 

Блог человека с наклонностями синоптика: В целом я прониклась главным: насколько масштабно, грандиозно, объемно и удивительно то дело, благодаря которому в наши батареи поступает тепло. В жизни об этом и не задумываешься.


Блог человека с наклонностями синоптика: Вагоны заезжают в специальный ангар, и уголь из них буквально вытряхивается. Выглядит это очень впечатляюще. (…) В 30-градусный мороз вагоны моются на улице водой. Такая нелегкая работа.


tepich: Видите эти широкие трубы? А знаете ли вы, для чего они предназначены и как называются? Оказывается, это градирни - устройства для охлаждения большого количества воды направленным потоком атмосферного воздуха. (…) Смешно, но раньше я думал, что из них выходит дым, но теперь узнал, что это пар.
tepich (об облаках и фабриках):
- "Что это?" - спросил ребенок свою маму, работницу ТЭЦ.
- "Фабрика по производству облаков," - услышал малыш в ответ.

 

tepich: Так как ТЭЦ - объект стратегической важности, то ФСБ часто устраивает проверки, забрасывая диверсантов на территорию, которые закладывают муляжи взрывчатки. Об этих проверках не знают ни милиция, ни скорая помощь, ни пожарная - никто. Так работники ФСБ проверяют реакцию и подготовленность охраны. К счастью, все проверки пройдены успешно.


krendelphoto: После входа в цех у многих из нас отпала челюсть. В помещении огромной длины столько всякого было! А какой шум здесь стоит!.. А под ногами - пропасть!


krendelphoto: "Индастриал-стайл" - ничего лишнего. Выйдя из этого громкого места, многие потом некоторое время плохо слышали. :) Через несколько минут слух вернулся.


krendelphoto: Стенки котла состоят из трубочек, по которым циркулирует вода. Внутри горит мазут или газ. Раньше котлы топили углем, и их часто приходилось чистить от сажи. Копоть распространялась по всей округе и причиняла большой ущерб окружающей среде.


Вадим Кондратьев: В двух словах, станция работает так: в больших котлах нагревается вода, пар крутит турбину, турбина крутит генератор, который вырабатывает электричество. Горячая вода и электричество подаются в жилые дома и на производство.


Вадим Кондратьев: Размеры котлов впечатляют: высота около семи этажей.


Вадим Кондратьев: А это химическая лаборатория станции. Здесь берут пробы воды горячего водоснабжения, а также делают анализ состояния труб и агрегатов станции. Как и положено химической лаборатории, здесь много всяких колбочек и баночек :)


Валентин Васин: Уму непостижимо. С электричеством еще понятно: пошло по проводам и все. А вот тепло? Как на такие расстояния перекинуть по трубам горячую воду и чтобы она не остыла при этом?

 

Анастасия Филиппова: Всегда была неравнодушна к индустриальным пейзажам. Все-таки есть в них что-то... чрезвычайно художественное! Эти линии, геометричности, прямые перспективы, затейливые переплетения и промышленные материалы объектов!


Владимир Колов: Казалось бы объект, от которого требуется только давать городу свет, но в советские времена думали и о красоте, здания всячески украшены различными барельефами и колонами.


Андрей Кочетков: Следующий щит управления по дизайну представляет из себя промежуточную ступень между девайсами из "Москва-Кассиопея" и "Аватара".


Андрей Кочетков: Это помещение напомнило ремонтные доки из "Звёздных войн". Кажется, что сейчас откуда-то снизу взлетит небольшой кораблик.


Андрей Кочетков: В турбинном отделении просто красиво.


Андрей Кочетков: Затем мы отправились на улицу осматривать градирни. Всё-таки выглядят они действительно величественно. Как пирамиды или зиккураты.


Андрей Кочетков: Меня всё время занимал вопрос: что находится внутри градирен? А там вот такое чудо. Прямо-таки новоафонская пещера.


Нина Дюкова: Котельный цех. Здесь необходимо находиться в берушах.


Нина Дюкова: Экскурсия получилась очень запоминающейся, и я очень рада возможности посещения станции. Большое спасибо за приглашение!


Вадим Нефедьев: Как попасть на закрытый объект ТЭЦ? Как оно там? И чем кормят в столовой? Кроме электричества станция производит пар для промышленности.


Вадим Нефедьев: ….турбины полностью автоматизированы. Все непонятные мне показания на этом экране.
kasanof: Картина прямо от входа открывается очень эстетически привлекательная, загадочная и таинственная.


Сергей Силкин: Что интересно: различные машины и механизмы при неплохой фантазии иногда напоминают инопланетных существ.


Сергей Силкин: Сам котлотурбинный цех - это нечто фееричное. Сгустки труб, поднимающиеся на высоту 5-6 этажей, котлы, пар, шум несущегося по желобам угля создавали полное ощущение присутствия в какой-то зловещей машине.
Наталья Белянина: Для большинства обывателей ТЭЦ – это большие трубы, из которых валит дым. А на самом деле – это гигантский живой организм, чьё дыхание поддерживают сотни специалистов.
Наталья Белянина: В оборудовании мы, конечно, ничего не поняли – кругом одни ручки и тумблеры. А вот антураж помещения оценили


Поделиться